+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Оценка справедливости приговора и судейское усмотрение

Нравственные убеждения как проблема профессиональной судейской деятельности

Оценка справедливости приговора и судейское усмотрение

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

Уральская государственная юридическая академия

Институт юстиции

Реферат

по дисциплине: Профессиональная этика юриста

тема: «Нравственные убеждения как проблема профессиональной судейской деятельности»

Выполнила:

студентка 4 курса

группа 418

 Тушкова Н.В.

г. Екатеринбург

2009 г.

.

1.

Введение

Этические аспекты профессиональной деятельности судьи периодически становятся объектом внимания ученых и практиков. Усмотрение предполагает использование в принятии решений этических воззрений судьи, поэтому обращение к проблемам использования судьей при осуществлении правосудия и за его пределами нравственных категорий является необходимым.

В недавнем прошлом доктрина судейского усмотрения, впрочем, как и усмотрения в других сферах правоприменительной деятельности, подвергалась критике, а реализация ее отвергалась.

Юридический смысл термина “судейское усмотрение” значительно отличается от его лингвистического содержания и означает мнение или вывод судьи относительно того, как следует разрешить рассматриваемое им юридическое дело. Израильский правовед А.

Барак под судейским усмотрением понимает “полномочие, которое закон дает судье, чтобы делать выбор из нескольких альтернатив, из которых каждая законна”. При этом А.

Барак подчеркивает, что выбор варианта разрешения спора по усмотрению возможен только в пределах зоны формальной законности.

Покровский под судейским усмотрением понимает “право более свободного истолкования, восполнения и даже исправления закона сообразно требованиям справедливости и веления судейской совести.

 Н.В. Радутная считала что, «судейское усмотрение, как правило, связано с толкованием правовой нормы и выбором варианта решения из нескольких альтернатив. Очевидно, что это усмотрение ограничено требованиями правовой системы, что предполагает действия судьи только в этих рамках.

Вместе с тем при наличии трудностей в принятии конкретного решения судья использует свой субъективный потенциал – личный опыт и мировоззрение. Сочетание этих факторов и толкование основ права, правовых принципов создает условия разрешения даже сложных правовых ситуаций.

В качестве средства их решения могут быть использованы и нравственные категории».

Такой подход является нереалистичным, поскольку он идеализирует и законодателя, и судебные органы. Принципиально иную позицию занимают сторонники другого, прямо противоположного, подхода к проблеме судейского усмотрения.

Судейское усмотрение присутствует в каждом деле: и трудном, и легком. Такая точка зрения имеет под собой вполне реальную основу, поскольку сложно говорить об отсутствии усмотрения на уровне установления обстоятельств дела и оценки доказательств.

Третья точка зрения на проблему существования судейского усмотрения представляет своеобразный компромисс между первыми двумя подходами и состоит в том, что судейское усмотрение все-таки существует, но существует там, где отсутствуют необходимые правовые нормы, а также там, где сложно дать квалификацию спора или правильно установить обстоятельства дела.

Нравственные требования к деятельности судебной власти

Все законодательство о суде и судопроизводстве наполнено нравственным содержанием и служит защите нравственных ценностей.

Закрепление в ст.

10 Конституции Российской Федерации принципа разделения властей и самостоятельности судебной власти наряду с властями законодательной и исполнительной создает нормативную и идейную базу для формулирования нравственных требований к представителям судебной власти. Судебная власть, действующая в сфере социальных и межличностных конфликтов, образующая необходимый компонент в системе “сдержек” и “противовесов”, должна отвечать высоким нравственным стандартам, оправдывать ожидания общества.

Важнейшее требование к деятельности судебной власти — справедливость. Обществу и каждому человеку нужен суд только справедливый, стоящий на стороне правды, ее активно защищающий и выражающий в своих решениях.

В уголовном процессе, где речь идет о преступлении и наказании, о защите от преступлений важнейших благ личности, справедливость приобретает повышенное значение. Несправедливый суд может причинить огромный вред, как отдельному человеку, так и всему обществу.

В российской истории 30-х и последующих годов нашего века суды часто использовались как орудия незаконной расправы с невиновными. В период массовых репрессий по приговорам судов были уничтожены сотни тысяч тех, кого называли “врагами народа”, истреблялись ни в чем не виновные люди.

Суды служили юридическим прикрытием чудовищной несправедливости, творимой государственной властью. Несправедливый суд всегда осуждался обществом. С его деятельностью связывались многие негативные явления.

Судебная власть оценивается как справедливая тогда, когда она применяет законы, признанные обществом справедливыми, разрешает дела, установив истину, достоверно выяснив их фактические обстоятельства, принимает решения в соответствии с познанными фактами и требованиями закона.

Справедливый суд — это суд, где виновный обоснованно подвергается заслуженному наказанию, а невиновный обязательно оправдывается. М. С.

Строгович писал, что всякое решение, принимаемое органами государства, “должно быть законно и справедливо; более того, законным может быть только справедливое решение, несправедливость не может быть законной”.1

Требование к судебной власти быть справедливой относится не только к ее решениям окончательного характера, но и ко всей ее деятельности с момента, когда дело поступило в ее распоряжение.

Справедливость выражается и в обеспечении равенства всех, кого затрагивает судебная деятельность, и в соблюдении прав участвующих в деле лиц, и в обоснованности и законности промежуточных решений “процедурного” характера.

Судебная власть должна быть равной для всех. Это нравственное требование, по сути, выражает уравнительный аспект справедливости. Однако требование обеспечения равенства в суде настолько важно, что оно специально выделяется законодательно и фигурирует в нравственном сознании общества.

Судебная власть должна быть объективной и беспристрастной. Суд необъективный, тенденциозный не способен осуществить правосудие. Он извращает саму идею правосудия и может превратиться в орудие произвола. Особенно опасна необъективность под влиянием каких-либо сил, стремящихся воздействовать на судей.

Беспристрастность судебной власти, проявляющаяся в отсутствии приверженности к какой-либо из сторон, способности равно относиться к их притязаниям и личности и действовать лишь в интересах истины и справедливости на основании закона и совести — фундаментальное требование нравственного и правового свойства. Судебная власть, не способная или не стремящаяся действовать беспристрастно, не заслуживает доверия общества. Те, кто ее олицетворяет, в этих условиях лишаются авторитета и морального права судить других.

Судебная власть должна быть компетентной.

Компетентность можно характеризовать в одном из ее значений как высокий профессионализм судей, глубокое знание ими законов, требований профессиональной этики, неуклонное следование им, умение правильно разобраться в той или иной, иногда сложной и запутанной ситуации.

Она включает и большой жизненный опыт, опыт применения законов, юридической деятельности еще до принятия на себя обязанностей судьи. Судья должен иметь высшее юридическое образование.

Однако без постоянного совершенствования своих знаний, повышения юридической и общей культуры судья неминуемо окажется отставшим от требований, которым должен отвечать представитель судебной власти, сделается некомпетентным. Между тем люди, чьи судьбы решает судья, чьи права и интересы зависят от его решения, вправе требовать правосудия “высокого качества”.

Каждый судья должен быть профессионалом высокого класса. Все судьи в Российской Федерации обладают единым статусом (ст. 2 Закона о статусе судей в Российской Федерации).

Но одновременно тот же закон разделяет судей на квалификационные классы в зависимости от занимаемой должности, стажа работы в должности судьи и иных обстоятельств. В соответствии с Положением о квалификационной аттестации судей они разделяются на шесть квалификационных классов.

Материальное обеспечение судей зависит, в частности, от их квалификационного класса. Квалификационный класс судьи влияет и на оценку уровня его профессионализма. Представляется, что существующий порядок не безупречен в нравственном плане и не способствует охране авторитета судей.

Он может подрывать доверие к судьям “низших” классов, хотя они, как правило, высокопрофессиональны. Что касается размеров материального обеспечения, которое, естественно, не может быть равным для всех, то их можно определять справедливо на основе других показателей.

Нравственное содержание приговора и других решений суда

Судебное разбирательство, как правило, заканчивается принятием судом решения по основному вопросу дела — постановлением приговора.

К существу и форме приговора, как и других процессуальных решений, предъявляется ряд требований. Необходимыми свойствами любого процессуального решения являются законность и обоснованность.

Многие процессуальные решения должны быть также мотивированы. Каждое решение облекается в соответствующую процессуальную форму.

Приговор — важнейшее решение, принимаемое по уголовному делу. Приговор — акт правосудия, что качественно выделяет его среди других процессуальных актов. Он должен отвечать высоким правовым и нравственным требованиям.

По действующему закону (ст. 301 УПК) каждый приговор должен быть:

    • законным,
    • обоснованным,
    • мотивированным.

Приговор должен основываться лишь на тех доказательствах, которые были рассмотрены в судебном заседании.

Законность приговора означает соответствие его требованиям материального и процессуального закона при условии, что он постановлен в результате процесса, проведенного с соблюдением всех процессуальных гарантий.

Обоснованность — соответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела при доказанности этих выводов в судебном заседании.

Мотивированность приговора — приведение в нем аргументов в обоснование содержащихся в приговоре решений.

В настоящее время большинство ученых считают справедливость важнейшим свойством правосудного приговора. Есть веские основания к тому, чтобы в самом уголовно-процессуальном законе было прямо сформулировано это требование к любому приговору суда.

Различные авторы в понятие справедливости обоснованно вкладывают более широкий смысл. Так, Ф. М.

Кудин пишет, что справедливость выражает моральное требование, чтобы приговор “устанавливал виновность либо невиновность подсудимого в соответствии с тем, что имело место в действительности, чтобы в приговоре было правильно квалифицированно деяние лица и определено наказание в соответствии с тяжестью преступления и личностью виновного”.

М.С. Строгович, перечисляя требования к приговору, указывал, что приговор “должен быть справедлив — это значит, что он должен устанавливать действительную вину или невиновность подсудимого и наказывать его в соответствии с его виною”.2

Таким образом, справедливость приговора включает ряд составляющих.

Приговор будет справедлив, если им оправдан невиновный (осуждение невиновного — крайняя форма несправедливости); обвинительный приговор, соответственно, будет справедлив, лишь тогда, когда им признан виновным, осужден именно тот, кто совершил преступление.

Приговор будет справедливым тогда, когда наказание виновному назначено в соответствии с правильно примененным уголовным законом и соразмерно опасности преступления и личности виновного, когда соблюдено требование индивидуализации ответственности.

Справедливость приговора — это нравственная характеристика приговора, означающая требование, чтобы приговором осуждался только виновный в преступлении, а невиновный был оправдан, чтобы признанный виновным наказывался на основе закона в соответствии с характером и степенью его вины при обеспечении равенства всех перед законом и судом.

Справедливость приговора неразрывно связана с его законностью и обоснованностью. Незаконный приговор не может быть справедливым, как и необоснованный, то есть не соответствующий тому, что совершил (или не совершил) подсудимый.

Справедливость приговора нельзя рассматривать в отрыве от правовых требований к акту правосудия, но в то же время следует обратить внимание на то, что эта характеристика приговора занимает самостоятельное место по сравнению с законностью, обоснованностью и мотивированностью.

“Выделение справедливости как требования, предъявляемого к приговору, — писал М. С. Строгович, — имеет тот смысл, что этим подчеркивается правильное не только с правовой, но и с нравственной, моральной стороны отношение к человеку, судьба которого решается приговором”.

3 Справедливость — оценка приговора несколько иного, более широкого плана, чем правовые его характеристики. Справедливость — нравственно-правовое требование к приговору, в конечном счете, опирающееся на гуманистические начала.

Поэтому в случае закрепления этого требования к приговору в уголовно-процессуальном законе оно должно формулироваться относительно самостоятельно, чем будет отмечено его особое качество.

Источник: http://yaneuch.ru/cat_11/nravstvennye-ubezhdeniya-kak-problema-professionalnoj/303898.2383381.page1.html

Судьи рассказали о судейском усмотрении в уголовном и гражданском судопроизводствах

Оценка справедливости приговора и судейское усмотрение

Как ранее писала «АГ», 5 июня состоялось шестое заседание Клуба им. Д.Н. Замятнина, посвященное теме судейского усмотрения в судопроизводстве.

Открывая мероприятие, председатель Совета судей РФ Виктор Момотов выступил с лекцией «Судейское усмотрение: благо или зло, возможность или необходимость в контексте применения права».

В ходе доклада он подчеркнул, что расширение сферы судейского усмотрения – это свойство развитых правопорядков.

При этом эффективность его использования напрямую зависит от качества проработки нормативно-правовых актов и уровня юридического образования.

О важности судейского активизма в формировании практики

Виктор Момотов: настоящий судья – это личность, для которой нетерпимы шаблоны, стереотипы и формализмПредседатель Совета судей РФ рассказал об особенностях судейского усмотрения, его возможностях и необходимости в контексте применения права

Заведующий Центра правовых проблем интеграции и международного сотрудничества Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ Анатолий Ковлер, бывший судья ЕСПЧ от РФ, в своем выступлении отметил, что право является системой мифов, созданных человечеством и выступающих в качестве ориентиров. По его словам, смысл «нормопараметров и нормоориентиров» уясняется только благодаря их трактованию судьями либо применению прецедентов. «Мы стоим перед дилеммой: насколько опасен и необходим судейский активизм? В частности, он позволяет заполнять определенные законодательные лакуны, и такой активизм можно приветствовать», – отметил он.

https://www.youtube.com/watch?v=ij1BTQayJ7k

В качестве примера Анатолий Ковлер привел постановление ЕСПЧ по делу «Калашников против России» об условиях и длительности содержания под стражей, а также продолжительности производства по уголовному делу.

В данном постановлении было представлено его отдельно совпадающее особое мнение, в котором Анатолий Ковлер не согласился с выводами Суда о разумности срока содержания заявителя под стражей до судебного заседания, который в данном случае составил более 4,5 лет.

В другом постановлении ЕСПЧ – по делу «Канаев против России» – также было представлено особое мнение Анатолия Ковлера, касающееся прав военнослужащих на обжалование действий государства.

Данные примеры, по словам спикера, иллюстрируют, как судейский активизм помогает продвигать вперед представление о современных реалиях.

«Например, в сфере биологического права национальное законодательство консервативно, и судьи – как национальные, так и международные, – часто вынуждены лавировать и решать очень сложные вопросы, на которые законодательство не дает ответа», – подчеркнул он.

При этом спикер упомянул о важности оборотной стороны судейского активизма – самоограничении, также важном для каждого судьи.

Судейское усмотрение в гражданском судопроизводстве

Судья Верховного Суда РФ Сергей Асташов отметил, что справедливость – оценочная категория, базирующаяся на морально-нравственной основе. «Оперирование такими оценочными категориями, имеющими морально-нравственные характеристики, невозможно без усмотрения субъекта, принимающего соответствующее решение», – пояснил он.

Рассуждая о том, является ли судейское усмотрение благом или нет, спикер сравнил его с лекарством, которое по определению благо, но все зависит от дозы, превышение которой вызывает негативные последствия.

По словам Сергея Асташова, гражданское судопроизводство невозможно без судейского усмотрения, особенно с учетом тенденции отхода от формального применения норм материального и гражданского права в связи с усложнением и дифференциацией правоотношений.

Так, например, признание сделки недействительной в связи с нарушением законодательного запрета на недобросовестность влечет ничтожность такой сделки, и разрешение таких споров (определение факта добросовестности или недобросовестности применительно к заключению этих сделок) полностью основано на судейском усмотрении.

В качестве минуса судейского усмотрения применительно к гражданским правоотношениям судья ВС назвал снижение возможности участников гражданских правоотношений прогнозировать результаты своих юридически значимых действий.

Для преодоления этого отрицательного эффекта необходимо более детальное законодательное регулирование.

«Несмотря на определенную эмоциональную и мифологическую подоплеку оценки судейского усмотрения, при его детальном анализе можно сказать, что это безусловно благо, которым нужно пользоваться в разумных пределах», – резюмировал судья.

Судейское усмотрение в уголовном судопроизводстве

Судья Верховного Суда РФ в почетной отставке Михаил Шалумов в своем выступлении обозначил роль судейского усмотрения в уголовном судопроизводстве как крайне ограниченную. «Процедура рассмотрения уголовного дела четко определена законом, и судья должен ею руководствоваться, – пояснил он.

– Судья исследует те доказательства, которые представляют стороны, на основании этого исследования он определяет фактическую сторону дела, и если приходит к выводу, что преступление имело место, то должен дать юридическую квалификацию содеянному, а если преступления не было, – решить вопрос о вынесении оправдательного приговора.

На мой взгляд, во всех этих вопросах у судьи нет вариативности в принятии соответствующего решения».

После того как судья квалифицировал преступление, добавил спикер, он обращается к санкции уголовного закона, где также законодатель уже определил пределы мер наказания. «Эти пределы могут корректироваться, – отметил Михаил Шалумов. – Казалось бы, в этом случае судья может выбрать предел по своему усмотрению. Но нет».

В качестве примера узости пределов судейского усмотрения Михаил Шалумов привел квартирную кражу. Так, УК РФ предусматривает за данное деяние максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до 6 лет, минимальное – 2 месяца.

Если имело место покушение на кражу, верхний предел снижается до 4,5 лет. Если при этом обвиняемый явился с повинной, он снижается до 3 лет. В случае рецидива преступления законодатель ограничивает и минимальный срок наказания – не менее 1,5 лет.

«Вот в этих пределах судья может проявить усмотрение при определении наказания. Но при этом он должен учесть отягчающие и смягчающие обстоятельства, личность подсудимого, другие обстоятельства. Для судейского усмотрения остается очень немного места.

И если оно остается, то здесь единственным критерием можно назвать принцип справедливости», – подчеркнул он.

Спикер добавил, что принцип справедливости в данном случае предусматривает, что наказание должно соответствовать степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. Кроме того, необходимо учитывать цели наказания – восстановление социальной справедливости, исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений.

Еще одним случаем возможного применения судебного усмотрения в уголовном судопроизводстве, но с оговорками, спикер назвал разрешение вопроса об освобождении от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям.

«В законе указано, что судья вправе принять такое решение. Тем не менее данное право судьи, по сути, является его обязанностью. Судья должен установить наличие всех условий для принятия такого решения и мотивировать его.

Таким образом, усмотрение здесь тоже очень ограничено», – пояснил он.

https://www.youtube.com/watch?v=ij1BTQayJ7k

В заключение Михаил Шалумов отметил, что судейское усмотрение будет восприниматься обществом положительно только тогда, когда общество убедится в его справедливом применении. «Кроме того, в обществе должно быть правильное понимание справедливости – не обывательское, а именно правовое», – подчеркнул он.

Адвокатам важна предсказуемость судебных решений

По мнению члена Совета Федеральной палаты адвокатов РФ Елены Авакян, с точки зрения адвоката говорить о судейском усмотрении сложно. «Адвокату в судебном процессе нужна предсказуемость решений: он должен осознавать, какое решение с той или иной долей вероятности примет суд», – пояснила она.

Елена Авакян отметила, что в России, к сожалению, институт судейского усмотрения пока весьма гибок: в тех аспектах, где хотелось бы иметь больше определенности (оценка допустимости и относимости доказательств, возможности или невозможности привлечения свидетелей, активизма адвоката в судебном процессе и т.д.), судейское усмотрение чрезвычайно широко.

При этом в вопросах назначения наказания и оправдательных вердиктов оно чрезвычайно узко. «Я абсолютно согласна с судьями, которые говорили, что судейское усмотрение базируется в первую очередь на принципах справедливости, морали, нравственности.

К сожалению, далеко не всегда мы имеем единое представление о том, что морально, нравственно и справедливо с точки зрения защитника обвиняемого и судьи», – подчеркнула она.

Кроме того, добавила спикер, степень судейского усмотрения во многом ограничивается постановлениями вышестоящих инстанций: «Что, как не прецедент, создает суд в тот момент, когда законодатель решает, что ему необходимо перенести в закон ту или иную норму? Высший Арбитражный Суд РФ в свое время пошел по этому пути, признав наличие прецедента, и таким образом сформировал тренд обязательности решения вышестоящей инстанции по вопросам применения права. К сожалению, это не всегда давало положительный эффект».

Адвокат подчеркнула, что выработка единообразного подхода должна осуществляться с разумной и осознанной позиции: «Нам хотелось бы, чтобы судьи нижестоящих инстанций не пытались “притянуть” позицию вышестоящих инстанций к любым фактическим обстоятельствам, а применяли ее в тех обстоятельствах, где она применима».

Адвокаты и юристы об искусственном интеллекте в судопроизводствеЭксперты «АГ» прокомментировали доклад Виктора Момотова о судебной власти в условиях современных цифровых технологий

В своем выступлении Елена Авакян также затронула тему развития рынка legal tech применительно к судейскому усмотрению. «Я убеждена, что не должно быть ситуаций, когда граждане говорят, что пусть их лучше судит робот, чем судья-человек, – отметила она.

– Судейское усмотрение происходит от нравственности и справедливости, от милосердия, от возможности обратиться к человеку, а не к машине.

К сожалению, технологии legal tech, предполагающие возможность создания проектов судебных актов со всеми ссылками и оценкой доказательств, атрофируют у людей желание разобраться в деле».

«К сожалению, когда мы говорим о судейском усмотрении, мы нередко говорим о сформированной внутренней предубежденности.

Усмотрение хорошо там и тогда, где и когда стороны свободны в своих суждениях, относятся друг к другу как равные», – подчеркнула член Совета ФПА.

При этом она добавила, что адвокаты очень редко сталкиваются с тем, что оценка доказательств, предоставляемых стороной защиты, производится с той же тщательностью и степенью доверия, с которыми оцениваются доказательства, представленные обвинением.

Для адвокатов, добавила Елена Авакян, судейское усмотрение – это в первую очередь возможность на равных вести диалог с судом, доказывать, формировать судейское усмотрение в том числе и ожидать, что все положения, которые будут вынесены в судебное решение, будут обоснованы и доказаны.

«Без адвокатуры нет уголовного судопроизводства. Мы такие же участники процесса, а не дополнение, прилагаемое к обвиняемому, – резюмировала она. – Я за судейское усмотрение, но чтобы каждый такой акт был понятен сторонам.

Тогда будет обеспечено полное доверие всех участников судебного процесса».

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/sudi-rasskazali-o-sudeyskom-usmotrenii-v-ugolovnom-i-grazhdanskom-sudoproizvodstvakh/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.