+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Повод к возбуждению уголовного дела против врачей и медработников

Содержание

Врачебное дело. 7 примеров уголовного преследования медиков за мнимые ошибки

Повод к возбуждению уголовного дела против врачей и медработников

На днях стало известно об уголовных делах против врачей Калининградского областного перинатального центра. И.о главврача Елену Белую обвиняют в организации убийства новорожденного.

 Это дело соединили с предыдущим, по которому Белую в ноябре 2018 года отправили под домашний арест. Тогда ее обвинили в превышении должностных полномочий с причинением тяжких последствий.

 Претензии у следствия возникли также к реаниматологу перинатального центра Элине Сушкевич.

В ноябре 2018 года в центре родился ребенок весом 700 граммов. По версии следствия, Белая и Сушкевич убили сильно недоношенного младенца в роддоме, внеся в журнал запись о мертворожденном ребенке, чтобы «не портить статистику медучреждения, что могло негативно повлиять на назначение Белой на должность главврача».

Члены профсоюза медработников «Действие», профсоюза работников скорой помощи «Фельдшер.

ру» и других профессиональных организаций направили обращения к международным сообществам медиков в связи с делом Белой и Сушкевич.

Они утверждают, что медики в России испытывают репрессии и гонения со стороны общества и власти, а уголовная ответственность за медицинские ошибки предоставляется в неверном свете под видом умышленных убийств.

Количество уголовных дел в отношении врачей в России растет с каждым годом.

Если в 2012 году по результатам 2100 обращений граждан завели 311 уголовных дел, то в 2017 году число обращений в СК увеличилось до 6050, а количество дел — до 1791 В апреле 2019 года замглавы Главного управления криминалистики СКР Анатолий Сазонов сообщил, что за 2018 год было зафиксировано 6500 жалоб на действия медиков, по ним следователи возбудили 2029 дел, 300 из них дошли до суда.

The Insider вспоминает наиболее громкие дела врачей последних лет.

Дело Елены Мисюриной

Одно из самых известных — уголовное дело против московского гематолога Елены Мисюриной.

 По данным следствия, 25 июля 2013 года Мисюрина при проведении трепанобиопсии нарушила «методику, тактику и технику» процедуры, в результате чего произошло «сквозное повреждение кровеносных сосудов» пациента, который в результате скончался. В 2015 году против нее было возбуждено уголовное дело по ч.1 ст.

 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности». Позднее его переквалифицировали на ч. 2 ст. 238 УК РФ «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности и повлекших по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью либо смерть человека».

Свою вину Мисюрина не признала. 24 января 2018 года Черемушкинский суд Москвы признал Мисюрину виновной и приговорил к двум годам колонии общего режима. 16 апреля Мосгорсуд отменил приговор.

Приговор Мисюриной вызвал большой резонанс. В соцсетях были организованы акции с хештегом #ЯЕленаМисюрина, на портале Change.org  организовали сбор подписей в поддержку Мисюриной.

Ряд главных врачей московских клиник, ученых и волонтеров выступили с заявлениями о неправосудности приговора и опасности для здравоохранения, которую влечет уголовное преследование врачей за врачебные ошибки, не связанные с халатностью.

Дело о гибели Марии Дроновой

В ноябре 2018 года в Воронеже умерла 89-летняя пенсионерка Мария Дронова. Она попала в больницу с диагнозом «гангрена обеих нижних конечностей, слева влажная, справа сухая».

Врачи могли признать ее неоперабельной, могли ампутировать обе ноги одновременно или произвести ампутацию поочередно, начиная с той ноги, которая приводила к наибольшей интоксикации организма. Выбрали последний вариант.

 Позднее пенсионерке пришлось ампутировать вторую ногу, на которой началась гангрена.

Сын Дроновой Андрей утверждал, что врачи ампутировали ей здоровую ногу вместо больной. Следственный комитет по Воронежской области возбудил уголовное дело по части 2 статьи 118 УК РФ («Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей»).

Медики написали заявление в полицию, в котором обвинили Андрея Дронова в том, что он требовал у них 5 млн рублей и похитил часть документов из карты пенсионерки. Старший сын погибшей Игорь Дронов, в свою очередь, заявил, что «был готов к ампутации обеих ног» и потому «не был особенно удивлен».

Собственное расследование провел союз медицинского сообщества «Национальная медицинская палата». Департамент здравоохранения и эксперты НМП пришли к выводу, что врачи невиновны.

Дело Зайтуны Кудояровой

В июне 2018 года в Уфы судебный процесс по обвинению 71-летней акушера-гинеколога поликлиники №47 Зайтуны Кудояровой в «преступной небрежности», которая привела к гибели плода.

В 2014 года Кудоярова диагностировала у Элианы Костиной нарушение маточного плацентарного кровотока. Гинеколог приняла решение лечить пациентку амбулаторно. Когда все сроки прошли, а роды так и не начались, гинеколог из районной консультации отправила Костину в роддом, чтобы там срочно провели роды.

Первые два дня врачи к Костиной вообще не подходили. В результате, когда ее отвезли в родильное отделение, она родила мертвого ребенка.

Согласно решению Демского районного суда Уфы от 1 февраля 2016 года, причиной гибели плода стала халатность врачей городского роддома №3, которые не приняли роды в срочном порядке. Костина потребовала привлечь к ответственности врачей. Однако прокуратура возбудила уголовное дело в отношении Зайтуны Кудояровой. Сама Костина считает нее невиновной.

Дело Александра Шишлова

В июне 2019 года суд  в Астрахани приговорил психиатра Александра Шишлова к двум годам колонии-поселения. Ему было предъявлено обвинение в халатности, повлекшей смерть человека.

В 2017 году Шишлов выписал из больницы страдающего шизофренией мужчину. Через два месяца после выхода из лечебницы тот убил ребенка и напал на полицейских.

По версии защиты, решение выпустить шизофреника принимал не лично Шишлов, а коллегиальная комиссия, в которой обвиняемый был младшим должностным лицом.

Коллеги Шишлова,  вставшие на его защиту, указывают на несколько важных моментов, которые выяснились в ходе суда. В частности, по словам родственников, больной к моменту убийства самостоятельно перестал принимать назначенные ему лекарства. Кроме того, участковый наблюдал пациента на третий день после выписки и при этом никаких рекомендаций не передавал.

Сейчас в соцсетях ходит петиция в защиту Шишлова.

Дело Вадима Насихова

Еще одно дело в отношении врача-гематолога, практически повторяющее канву дела Мисюриной. В марте 2016 года 29-летний гематолог Пермской краевой клинической больницы Вадим Насихов провел процедуру трепанобиопсии для подтверждения гематологического диагноза.

Состояние 60-летней пациентки резко ухудшилось через несколько часов после процедуры, ее экстренно прооперировали и перевели в реанимацию, где она умерла спустя двое суток. По версии следствия, Насихов повредил пациентке артерию, и именно это стало причиной ее смерти.

Первая судмедэкспертиза не установила вины врача. Однако родные погибшей добились повторной экспертизы, и Насихову предъявили обвинение. За Насихова вступились его пациенты и коллеги, а также «Лига защиты врачей».

 В ходе процесса проводивший комплексную экспертизу профессор Пермского государственного медицинского университета Владимир Желобов заявил об отсутствии нарушений и причинно-следственной связи между проведенной процедурой и смертью пациентки.

 Однако суд проигнорировал заключение эксперта, поскольку Насихов был его студентом.

Весной 2018 года суд приговорил Насихова к двум годам лишения свободы условно.

Дело Тамары Пермяковой

27 февраля 2019 года в Кирове был задержана заведующая поликлиникой Тамара Пермякова, которую следователи обвинили в халатности после гибели ребенка. 20 февраля в кировской квартире было найдено тело девочки, скончавшейся от обезвоживания. Дома ее почти на неделю оставила 21-летняя мать. Перед уходом она перекрыла воду.

По версии следствия, из-за отсутствия контроля со стороны сотрудников поликлиники ребенок долгое время жил в антисанитарных условиях, голодал и не получал необходимых лекарств.

В Национальной медицинской палате рассказали, что девочку до 8 месяцев регулярно осматривал педиатр. С 9 месяцев родители перестали приходить на прием и обращаться за медпомощью.

Четыре раза к ним домой пыталась попасть участковая медсестра. На телефонные звонки семья не отвечала.

 В ходе последнего разговора женщина, представившаяся бабушкой, через домофон ссказала медикам, что ребенок с матерью больше в квартире не проживают.

В знак протеста против задержания коллеги подали заявления на увольнение сто кировских педиатров.

1 марта по ходатайству Национальной медицинской палаты Пермякову освободили из-под стражи.

Дело о гибели Анастасии Снежко

В Краснодаре продолжается процесс по делу о смерти 81-летней Анастасии Снежко. Она поступила в больницу со сложным переломом шейки бедра, врачи обнаружили у нее сопутствующие проблемы со здоровьем. 23 июля 2016 года она умерла. Судебно-медицинская экспертиза установила, что, борясь с непроходимостью кишечника, кто-то из медиков повредил Снежко прямую кишку.

Следователи предъявили обвинения трем хирургам — Сергею Ченскому, Радмиле Пашаевой, доктору медицинских наук Игорю Аксенову, травматологу Вячеславу Атапину, завотделением травматологии, кандидату медицинских наук Владимиру Абдуеву, медсестре Ирине Пантюхиной и заместителю главврача краснодарской железнодорожной больницы Нине Поздняковой.

Им предъявлены обвинения в «выполнении работ или оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшим по неосторожности смерть человека». Дочь погибшей потребовала от врачей 80 млн рублей в качестве компенсации.

Источник: https://theins.ru/news/164199

Уголовная ответственность врачей и медработников

Повод к возбуждению уголовного дела против врачей и медработников

Медицинские работники выполняют важную социальную функцию, напрямую связанную с охраной жизни и здоровья граждан. Они обязаны предоставлять услуги своевременно и квалифицированно. Однако, нередко имеют место быть врачебные ошибки, повлекшие за собой причинение не только материального и морального ущерба, но также вред здоровью пациента.

В подобных случаях вероятно вынесение дисциплинарного, административного или уголовного наказания. Каким оно будет решать суду. Уголовная ответственность врачей наступает в редких случаях. О них пойдет речь в нашей статье.

Основания для привлечения медиков к уголовной ответственности

Статья 98 ФЗ 323 «Об основах здоровья граждан» определяет степень ответственности врачей и фармацевтов за причинение вреда здоровью пациентов. К виновному лицу, в случае доказательства неправомерности его действий, могут быть применены различные меры наказания. При этом, не исключено одновременное использование нескольких (к примеру, материального и дисциплинарного).

Основанием для привлечения медика к уголовной ответственность может стать:

  • Причинение тяжелого вреда здоровью пациента;
  • Смерть пациента;
  • Незаконная госпитализация в медучреждение;
  • Причинение вреда средней степени тяжести;
  • Халатное отношение к выполнению профессиональных обязанностей;
  • Незаконное занятие медицинской деятельностью;
  • Злоупотребление должностными полномочиями;
  • Неоказание медицинской помощи;
  • Сбыт наркотических средств и прочие действия, в результате которых здоровью пациента был нанесен непоправимый вред

Причинами нанесения вреда здоровью пациента или летального исхода вполне может стать отсутствие опыта работы, халатное отношение, отказ от исполнения профессиональных обязанностей и прочее. При этом, выбранный вид наказания будет напрямую зависеть от того увидит ли судья в нем умысел или нет.

Нельзя не отметить то, что некоторые пациенты или их родственники, в порыве эмоций могут неправильно оценить сложившуюся ситуацию, напрасно обвинив врача. При этом, пострадавшая сторона пытается привлечь медика к уголовной ответственности, но веских оснований для этого нет. В подобных ситуациях, суд выносит оправдательный приговор.

Причинение врачом умышленного вреда или по неосторожности

Вина медицинского работника должна быть доказана.

Суд вправе квалифицировать ее как:

  • Прямой умысел. Подразумевает отказ врача от своих профессиональных обязанностей, либо пренебрежение ими. В таком случае, медик четко осознает свои действия и вполне может предвидеть его последствия;
  • Косвенный умысел. Медик не до конца осознавал возможность причинения тяжелого вреда пациенту, либо вовсе не думал о его наступлении. При этом, он мог не заподозрить нарушение закона и не знать последствий своих действий;
  • Преступное легкомыслие. Врач понимает, что его действия являются нарушением законов, однако он надеется на благополучный исход лечения, рискуя здоровьем пациента;
  • Преступная небрежность. Медик полностью осознает, что его действия могут привести к ухудшению здоровья пациента. Однако, он продолжает лечение, вместо того чтобы отказаться от него и назначить другое

На практике, грань между перечисленными выше понятиями достаточно тонкая. Так, прямой умысел судья может посчитать преступной небрежностью. Во многом, это зависит от предоставленных истцом доказательств вины медика.

Меры уголовного наказания медика

Врачей и медработников, в случае принятие решения об уголовном наказании, могут:

  • Оштрафовать;
  • Лишить права на занятие медицинской деятельностью, максимальным сроком на три года;
  • Принудить к выполнению исправительных работ;
  • Арестовать на время проведения следственных мероприятий;
  • Лишить свободы или ограничить ее (условное наказание) на срок до трех лет

Как правило, когда врача привлекли к уголовной ответственности, к нему применяется сразу несколько разновидностей наказаний. К примеру, заставляют выплатить принесенный материальный и моральный ущерб, запрещают заниматься медицинской деятельностью и ограничивают свободу на определенный промежуток времени.

Стоит сказать, что после истечения сроков запрета на медицинскую деятельность, врач вправе устроиться на работу в любое медучреждение.

Проведение расследования уголовного дела

Пострадавший от действий медика гражданин, либо его представитель, должны обратиться с жалобой в прокуратуру или в следственный комитет. После приема заявлений, следователи обязаны провести расследование.

Оно необходимо для нахождения фактов нарушения действующего законодательства, выявления доказательств и определения вины медика.

Если собрать доказательную базу не удастся, в возбуждении уголовного дела будет отказано.

При наличии веских доказательств, будет возбуждено уголовное дело. В дальнейшем, оно передается в суд для вынесения определенной меры наказания.

Как показывает практика, самыми «популярными» статьями из УК РФ, применяемыми к медикам, являются:

  • 109 – причинение смерти по неосторожности;
  • 293 – халатность, повлекшая причинение вреда здоровью пациента;
  • 124 – неоказание медуслуг;
  • 118 – причинение вреда здоровью пациента по неосторожности

За профессиональные правонарушения, повлекшие незначительный вред здоровью пациента, медика может наказать администрация лечебного заведения. К примеру, лишить премии и занести выговор в личное дело, без проведения судебного разбирательства.

Как доказать вину врача

Выше уже говорилось, что для возбуждения уголовного дела необходимо предоставление веских доказательств вины медика.

Ими могут стать:

  • Выписка из медицинских учреждений;
  • Копия амбулаторной карточки;
  • Результаты анализов;
  • Фото и видеоматериалы;
  • Вывод независимой экспертизы и пр.

Если пострадавшая сторона считает, что ее лечение проводилось неправильно, либо врач не сумел вовремя выявить заболевание, ей непременно стоит сделать копии медицинской карты или запросить предоставление выписки. Сделать это необходимо сразу же после обнаружения врачебной ошибки.

К сожалению, в подобных ситуациях медики зачастую предоставляют неверные сведения, корректируя свои записи в выгодном для них свете. Оговоримся сразу, что в предоставлении медкарты для сканирования или распечатки копий, пострадавшей стороне отказать не могут.

С юридической точки зрения, очень сложно доказать вину медика в смерти пациента. Тело усопшего осматривает судмедэксперт из той же поликлиники, в которой он умер. Тщательный осмотр, как правило, не проводится. В результатах указывает ранее поставленный диагноз или какие-то общие, размытые причины.

Поэтому, если родственники считают врача виноватым и хотят привлечь его к ответственности, им необходимо обратиться к независимому судмедэксперту.

Результаты полученной экспертизы станут главным доказательством в уголовном деле. Стоит сказать, что за проведение дополнительной экспертизы, расходы несет пострадавшая сторона.

Однако, она может включить уплаченную специалисту сумму в иск, потребовав ее возмещение ответчиком.

Освобождение медика от уголовной ответственности

Нередко случаются ситуации, при которых к медику применяется уголовная мера наказания, при этом оно сокращается по решению суда. Не исключено и полное освобождение.

Как правило, это происходит в случае:

  • Примирения сторон. Врач заглаживает свою вину перед пострадавшим, выплачивая компенсацию и гарантируя оплату нового лечения. Истец, в свою очередь, забирает иск или заявляет о примирении в досудебном порядке;
  • Раскаяния. Медик может раскаяться в своем поступке, после чего его наказание будет уменьшено или вовсе упразднено. При этом, важную роль играет отсутствие аналогичных преступлений в прошлом. Раскаяние не поможет при нанесении тяжкого вреда или в случае летального исхода;
  • Истечение срока давности. Подать жалобу на медика, при совершении преступления небольшой тяжести необходимо не позднее двух лет с момента его выявления, при тяжелой степени – десять лет, средней – шесть лет

Если пострадавшая сторона недовольна принятой мерой наказания, она вправе обратитmся в областной или Верховный суд с прошением о пересмотре дела.

Примеры привлечения врачей к уголовной ответственности

Предлагаем рассмотреть наглядные примеры преступлений врачей, а также вынесенные им меры уголовного наказания:

Пример 1. Вяземский районный суд рассматривал дело о наказании врача-травматолога Сударева С. В. за неоказание помощи пациенту Симончуку В. И., приведшей к летальному исходу. Усопший получил травму грудной клетки на производстве. После осмотра, Сударев отправил пациента домой, поставив диагноз «ушиб».

Через несколько часов мужчине стало плохо, и он вызвал скорую. По пути Симончук скончался. Вскрытие показало наличие большой кровопотери и разрыв селезенки. Сударев не провел тщательный осмотр пациента, не отправил его на диагностику, что привело к летальному исходу. Суд принял решение о применении условного наказания сроком на два года с правом продолжить занятие медицинской деятельностью.

Пример 2. Преображенский суд г. Москвы рассматривал дело о смерти двухгодовалого ребенка. В качестве ответчика выступил хирург Демесов Д. С., проявивший халатное и непрофессиональное отношение к пациенту. Находясь на дежурстве, к ответчику в отделение поступил ребенок с подозрением на аппендицит.

Врач не провел должного осмотра, убедил родителей в наличии простого несварения желудка и посоветовал дать малышу обезболивающий препарат. Через шесть часов после возвращения домой ребенок скончался. За невыявление болезни и халатное отношение, Демесова наказали условным сроком на два года с лишением права занятия медицинской деятельностью на аналогичный период.

Пример 3. Общественность повергло в шок судебное разбирательство в Ханты-Мансийском округе. Местный анестезиолог установил новорожденному катетер, повредив жизненно важные органы, вследствие чего ребенок скончался.

По решению суда, врача признали виновным, при этом было назначено условное наказание, сроком на один год. Медицинское учреждение обязали выплатить родителям новорожденного денежную компенсацию в размере 700 тыс. рублей.

Ограничения на занятие медицинской деятельностью введено не было.

Как видно из примеров, судебные решения не всегда являются справедливыми. Предсказать каким будет результат разбирательства и какую меру наказания понесет медик, очень сложно. В любом случае, пострадавшей стороне или ее представителем, не стоит забывать о праве на пересмотр дела в областном или Верховном суде.

Источник: https://ProLaw24.ru/criminal/ugolovnaya-otvetstvennost-vrachey

Новые дела врачей: хирурги и акушеры рискуют больше других | Милосердие.ru

Повод к возбуждению уголовного дела против врачей и медработников

Фото с сайта medvestnik.ru

В следственные органы поступают тысячи обращений граждан с жалобами на ошибки врачей. До суда доводится лишь незначительная часть этих дел, еще меньшее количество случаев широко освещается в СМИ. Тем не менее, профессиональное сообщество резко реагирует на такие события, полагая, что следователи предвзяты, а журналисты наносят непоправимый урон репутации медиков.

Полемика о том, кто больше нуждается в защите – пациенты или врачи – вспыхнула с новой силой в ноябре, после двух резонансных случаев.

Случай первый. Ампутация

Александр Кряжев / РИА Новости

В начале ноября сын 89-летней пациентки одной из больниц Воронежа заявил, что местные хирурги ампутировали его матери здоровую ногу. Проверкой занялись СК РФ по Воронежской области и департамент здравоохранения.

Собственное расследование провел и союз медицинского сообщества «Национальная медицинская палата» (НМП). Департамент здравоохранения и эксперты НМП пришли к выводу, что врачи невиновны.

«Здоровых ног у больной не было», – заявил президент НМП Леонид Рошаль.

Женщина попала в больницу с диагнозом «гангрена обеих нижних конечностей, слева влажная, справа сухая». Врачи могли признать ее неоперабельной, могли ампутировать обе ноги одновременно, могли произвести ампутацию поочередно, начиная с той конечности, которая приводила к наибольшей интоксикации организма. Выбран был последний вариант.

Эта тактика была обоснованной, считает академик Игорь Затевахин, президент Российского общества хирургов (РОХ). С ним согласны практически все врачи – авторы комментариев, оставленных на сайте РОХ.

Случай второй. Смерть новорожденного и дорогой препарат

Подгорчук Александр / Коммерсантъ

23 ноября Елене Белой, исполняющей обязанности главного врача родильного дома № 4 в Калининградской области, было предъявлено обвинение в превышении должностных полномочий. Причина – смерть новорожденного мальчика.

Следствие полагает, что 6 ноября поступившая в роддом женщина родила мальчика, которому для поддержания жизни нужно было ввести дорогостоящий препарат. Лекарство выдано не было, ребенок умер.

По версии следствия, Елена Белая дала указание внести в историю родов заведомо ложные сведения, что смерть плода наступила в утробе матери.

«Все не так просто, – заявил Леонид Рошаль, комментируя обвинения. – Ребенок родился недоношенным с весом всего 700 грамм у женщины от третьей беременности.

Первые две беременности закончились печально. Она приехала в Россию из Узбекистана около года тому назад. Жила в Калининграде без прописки. В женскую консультацию не обращалась, страхового полиса не было Ребенок родился в крайне тяжелом состоянии». По его словам, препарат, о котором идет речь, имелся в родильном доме в достаточном количестве.

Статистика. Хирурги и акушеры-гинекологи рискуют больше всех

Фото с сайта librotea.elpais.com

В 2017 году в Следственный комитет поступило 6050 сообщений о действиях врачей, якобы причинивших вред жизни или здоровью пациента. В результате было возбуждено 1791 уголовное дело (позднее глава СК РФ Александр Бастрыкин рассказал о других данных: 197 уголовных дел в 2017 году, из которых 175 были направлены с обвинительными заключениями в суд).

Наиболее рискованные для врачей специальности – хирург (57 уголовных дел в 2017 году), акушер-гинеколог (30 дел), анестезиолог-реаниматолог (19 дел).

По сравнению с 2012 годом, число заявлений о правонарушениях врачей, поступивших в СК РФ в 2017 году, выросло в три раза. В 2015 году из-за врачебных ошибок и ненадлежащего оказания медицинской помощи погибли 712 человек, в том числе 317 детей.

Родственники умерших пациентов не только пишут заявления в СК РФ, но и записываются на личный прием к Александру Бастрыкину, настаивая на наказании врачей. На одном из таких приемов, проходившем 27 сентября, присутствовал Леонид Рошаль.

Почему количество уголовных дел растет? Размышляют хирурги

Фото с сайта дксгс.рф

Под обращением Игоря Затевахина к медицинской общественности, где дается оценка действиям воронежских врачей, размещено более 130 комментариев. Их авторы, в основном, хирурги, которые не только выражают поддержку коллегам, но и размышляют о причинах роста числа уголовных дел против медиков.

Одна из причин, по их мнению, предвзятость следственных органов.

В Следственном комитете «мода» на дела, связанные с оказанием медицинской помощи, считает, в частности, Михаил Шалагин.

«Хирург беззащитен перед следственными органами. Любую ситуацию можно повернуть под самым неприглядным углом, найти «нужных» экспертов, журналистов, и вот появится еще одно дело о «врачах — вредителях». Следует констатировать тот факт, что хирург перед законом виноват уже по определению», – пишет он.

Его мнение разделяют многие коллеги. Неслучайно глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин ранее, на конференции в НМП в апреле, счел нужным заверить медиков: «Мы очень серьезно подходим к каждому уголовному делу, понимая, что врач рискует, берет на себя ответственность, пытаясь использовать шанс, которого порой не имеет».

«Какой-то не совсем умный человек написал, что Бастрыкин решил устроить 53-й год для врачей, – сказал он.

– Но я хочу спросить и врачей, и министров, и журналистов, а куда Бастрыкину деть те 6 тысяч обращений, которые зарегистрированы в установленном порядке и должны быть рассмотрены в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом, за которым должно следовать либо возбуждение уголовного дела, либо отказ».

Алчность пациентов и юристов

Фото с сайта pravo.ru

Медики считают, что родственники пациентов обращаются с жалобами в СК с единственной целью: получить компенсацию. Например, по данным НМП, младший сын воронежской пациентки потребовал выплатить ему 5 млн рублей.

«…Все чаще мы становимся жертвами так называемого пациентского экстремизма, когда перед жалобщиками стоит единственная задача – получить деньги, и с помощью юристов они начинают искать ошибки и поводы для судебных исков там, где их нет», – заявил ранее Леонид Рошаль.

«Весной 2017 находился в аналогичной ситуации – с высокой ампутацией по поводу атеросклеротической гангрены у 93-летнего ветерана , – пишет Евгений Левчик, комментируя обвинения против воронежских врачей. – Благодаря агрессии родственников было все – и прокуратура, и центральные и местные СМИ Потом пришло патогистологическое заключение, и все тихо закончилось. Никто не извинился, не покаялся…

Ветеран, которого отказались забирать домой пылавшие еще вчера праведным гневом родственники, тихо умер в терапевтическом отделении через месяц – от внутрибольничной пневмонии».

Юристы, со своей стороны, охотно предлагают свои услуги скорбящим родственникам, преследуя корыстные цели, считают некоторые врачи.

Врачей мало, денег нет

Максим Богодвид / РИА Новости

За всеми этими случаями стоит «снижение на 20% финансирования, псевдолокализация лекарств и оборудования, безграмотность менеджмента в медицине и погоня за цифрами, а не реальными результатами», – пишет хирург Валерий Егиев.

«Полная незащищенность больного… делает его агрессивным. Полная незащищенность врача делает его уязвимым», – добавляет он.

Пациенты и их родственники «проходят все круги ада у перегруженного работой (из-за нехватки кадров) обозленного персонала, кричат-ругаются», – пишет заведующий отделением реанимации и интенсивной терапии Иванов О. Е. Это будет продолжаться до тех пор, пока медиков не будет «в нужном количестве», у них не будет «нормального оборудования и лекарственных средств», а также достойной зарплаты, считает он.

Профессиональная подготовка врачей тоже оставляет желать лучшего. «С годами ситуация в медицине все хуже и хуже. Имею в виду прежде всего кадровый потенциал (на мой взгляд наиболее значимый фактор в нашем деле). И самое страшное – почти полное разрушение системы высшего медицинского образования», – пишет Александр Бородулин.

Плохая коммуникация с пациентами

Григорий Сысоев / РИА Новости

«Много раз сталкивался с тем, что большинство жалоб от больных и родственников порождаются нами самими. Знаю точно: если все сделано грамотно (разговор с больным, разговор с родственниками, все грамотно записано, и т.д.), как правило, жалоба не рождается», – отмечает Александр Бородулин.

«Наша задача сделать больного и его родственников единомышленниками и помощниками в выборе и реализации лечебного процесса, а не заявителями в следственные органы, – пишет профессор В.Н.Эктов.

– Предоперационное консультирование и обсуждение плана хирургического лечения – как мы его проводим и проводим ли вообще? Направляет больного на операцию один хирург, принимает – другой, ведет – третий, оперирует – четвертый, выписывает – пятый?

Информированное согласие пациента на операцию – часто это типографский шаблонный текст, используемый для всех больных и на все возможные операции? Знаем ли мы и сообщаем ли мы больному и его родственникам конкретные риски послеоперационных осложнений и показатели летальности после планируемых операций?»

Защитить врача могла бы страховая компания

Изображение с сайта clipartpen.com

Какие меры предлагают принимать авторы комментариев, чтобы обезопасить врачей от необоснованных обвинений?

Можно создать страховое общество по защите хирургов, считает профессор Владимир Ершов. «Если хирург ошибся, то он не должен садиться в тюрьму, правовые вопросы должны решаться юристами и медицинскими консультантами при них. Это что-то наподобие ОСАГО или КАСКО. Тогда врачи будут продолжать работать, а не бесконечно бегать по прокурорам…, клевета со стороны СМИ будет также решаться юристами

Страховку будет оплачивать или работодатель, или сам врач, в зависимости от принадлежности к государственной или частной медицине», – пишет он.

По мнению Валерия Егиева, не помешали бы законы, обязывающие человека заботиться о своем здоровье, а врачей – страховать свою деятельность.

«За больным стоит СК, а кто стоит за врачом?» – пишет он. Если бы медиков поддерживали страховые компании, то многие вопросы решали бы их юристы, полагает хирург.

Алексей Ивлев предложил усилить юридическую поддержку врачей, а Андрей Адонин – ввести в текст согласия на оперативное вмешательство «подпись родственников, предупрежденных о возможных летальных осложнениях, и в случае их развития, не имеющих моральных и материальных претензий».

«Готовиться к худшим временам»

Изображение с сайта thedailychronic.net

Особое возмущение врачебного сообщества вызвала политика СМИ, публиковавших шокирующие сообщения со ссылкой на следственные органы.

«Публикация в СМИ непроверенных материалов, порочащих честь, достоинство, профпригодность не только недопустима и вредна, но еще и опасна тем, что толкает хирургов на паллиативные решения в тех случаях, когда радикальная, хотя и рискованная операция может излечить больного, а не только продлить на какой-то короткий период его жизнь», – пишет Игорь Затевахин по поводу воронежского инцидента.

Однако повышенное внимание к неудачам врачей характерно не только для России. Хирурги в любой стране мира должны готовиться к «худшим временам», считает профессор К.В.Пучков.

В Великобритании, например, Национальная служба здравоохранения решила опубликовать показатели смертности среди пациентов каждого хирурга по отдельности.

«Теперь в Англии никто не хочет работать кардиохирургом, потому что осталась единственная награда за тяжелый труд – это публичное унижение в случае полосы неудач», – отмечает профессор.

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/nezashhishhennost-bolnogo-delaet-ego-agressivnym/

Следствие ведут против медиков: зачем нужны “медицинские” статьи в УК?

Повод к возбуждению уголовного дела против врачей и медработников

Следственный комитет России (СКР) предложил внести в Уголовный кодекс три новые статьи, предусматривающие наказание для врачей. В ведомстве считают, что это поможет более точно устанавливать ответственность и убережет от ошибок самих следователей. Но медицинское сообщество опасается новых “дел врачей”. “Правмир” отвечает на 4 вопроса о новой инициативе.

Как говорится в сообщение СКР, нововведения должны «минимизировать ошибки правоприменения» и защитить права как пациентов, так и медицинских работников. На пресс-конференции 19 июля следователь-криминалист Главного управления криминалистики СКР Александр Тюрин признал, что неспециализированные статьи УК в отношении медиков «иногда применяются незаконно и неправильно».

Однако проблема уголовного преследования медицинских работников глубже, чем просто неверная или неточная квалификация их действий.

Расследование преступлений, связанных с профессиональными ошибками врачей, требует от следователей дополнительных знаний и постоянных специализированных экспертиз.

Их проведение значительно затягивает следствие, и это может привести к прекращению уголовного преследования из-за истечения срока давности.

Например, по статьям о причинении смерти или тяжкого вреда здоровью по неосторожности (ст.

109 и 118) он составляет два года и иногда следователи просто не успевают закончить все необходимые мероприятия.

Так произошло с уголовным делом в отношении Ларисы Литвиновой, лечившей в следственном изолятора юриста Сергея Магнитского, умершего, по официальной версии, от острой сердечной недостаточности.

Но и завершенное следствие по таким делам может закончиться ничем. В 2015-2016 годах в Екатеринбурге расследовалось дело о смерти маленькой девочки, в два года оказавшейся в коме после неудачного медицинского вмешательства при лечении кариеса и умершей спустя более года после злосчастной процедуры.

Обвиняемым по нему проходил врач-анестезиолог: по версии следствия, необратимое поражение мозга у ребенка произошло после наркоза. Дело поступило в суд в декабре 2016 года, а в январе 2017 года истек двухлетний срок давности по 109-й статье – и оно было закрыто «по нереабилитирующим обстоятельствам».

В новой статье 124.1 в случае смерти пациента предусмотрен срок давности в шесть лет. Кроме того, специализированные нормы позволяют уточнить схему расследования и сделать более эффективной работу следователей с экспертами.

Что предлагается и есть ли специальный “заказ” на врачей

13 июля СКР опубликовал проекты трех новых статей Уголовного кодекса, устанавливающих специальную ответственность медицинских работников за преступления по службе.

Они касаются ненадлежащего оказания медицинской помощи (медицинской услуги, ст. 124.1), сокрытия нарушения оказания медицинской помощи (ст. 124.

2) и незаконного осуществление медицинской и (или) фармацевтической деятельности (ст. 235 в новой редакции).

Наиболее резонансной стала ст. 124.1 «Ненадлежащее оказание медицинской помощи (медицинской услуги)», состоящая из трех частей.

1.

Ненадлежащее оказание медицинской помощи (медицинской услуги) вследствие нарушения медицинским работником своих профессиональных обязанностей, если это повлекло по неосторожности гибель плода человека и (или) причинение тяжкого вреда здоровью человека, – наказывается штрафом до 200 тыс. рублей либо лишением свободы на срок до 2 лет с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до 3 лет.

2. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, если они повлекли по неосторожности смерть человека, – наказывается штрафом до 500 тыс. рублей либо лишением свободы на срок до 5 лет с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до 3 лет.

3. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, если они повлекли по неосторожности смерть двух и более лиц, – наказывается лишением свободы на срок до 7 лет с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до 5 лет.

Изменения в УК следователи разрабатывали совместно со специалистами Национальной медицинской палаты и ее президентом Леонидом Рошалем.

Появление новых статей должно исключить возможность преследовать врачей за профессиональные нарушения по четырем другим статьям УК: 109 (причинение смерти по неосторожности), 118 (причинения тяжкого вреда здоровью по неосторожности), 238 (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности) и 293 (халатность).

СКР начал жесткий мониторинг преступлений в здравоохранении в августе 2017 года после нескольких сюжетов о случаях врачебных ошибок в Бурятии, Приморском и Хабаровском краях. Активная работа следователей стала поводом для врачей заподозрить правоохранителей в кампанейщине. В самом СК эти обвинения отвергали.

Всего в 2016 году в следственные органы СКР поступило 4 947 сообщений о преступлениях, связанных с врачебными ошибками и ненадлежащим оказанием медицинской помощи, в 2017 году – 6 050, или на 22,3% больше. По результатам рассмотрения этих сообщений в 2016 году СКР возбудил 878 уголовных дел, а в 2017 году – 1791.

Почему недовольны медики: врачебные ошибки – это не преступление

Возможные изменения в УК действительно могут сделать работу следователей проще. Однако медицинское сообщество опасается, что из-за размытости формулировок введение новой статьи не изменит существующую практику уголовного преследования медиков.

Леонид Рошаль

– Мы считаем, что в предложенной статье нет чёткой определённости, какие именно нарушения профессиональных обязанностей врача будут трактоваться как следствие того, что нанесен тяжкий вред здоровью пациента, или причинена смерть.

Нынешнее изложение статьи позволяет в очень широком поле привлекать врачей к уголовной ответственности, – сформулировал претензии врачей к инициативе СКР президент Союза медицинского сообщества «Национальная медицинская палата» Леонид Рошаль.

В заявлении на сайте организации он предостерег следователей от повторения «политического дела врачей 1953 года в СССР, когда выдающимся врачам предъявили обвинения в неправильном лечении членов политбюро КПСС и посадили в тюрьму, а затем последовала реабилитация».

С советским «делом врачей» сравнивали нашумевшее минувшей зимой «дело Елены Мисюриной». Летом 2013 года она провела трепанобиопсию (извлечение частиц костного мозга из подвздошной кости) 55-летнему пациенту с тяжелым злокачественным заболеванием крови.

На следующий день пациент попал в другую клинику с подозрением на аппендицит. У мужчины произошло внутреннее кровотечение, через два дня он умер в реанимации. Патологоанатом второй клиники предположил, что к смерти больного привели повреждения при неправильно сделанной биопсии.

В январе 2018 года суд сначала приговорил Елену Мисюрину к двум годам колонии, но в апреле по ходатайству прокуратуры отменил приговор и вернул дело в надзорное ведомство из-за «нарушений, допущенных в ходе следствия».

За Елену Мисюрину вступилось все медицинское сообщество России – письмо Владимиру Путину в защиту врача в феврале 2018 года подписали более 6,5 тыс. человек.

– Уголовное преследование врачей за осложнения, которые невозможно было предотвратить, может привести к тому, что врачи будут бояться проводить медицинские манипуляции, сопряженные даже с минимальным риском. Нам уже известны случаи ухода из профессии опытных врачей в связи со страхом оказаться под следствием за исполнение своих повседневных обязанностей, – говорилось в обращении.

Часто определить, имело ли место преступление или ошибка, почти невозможно. Зимой 2018 года в Воронежской области суд приговорил врача-педиатра к полутора годам ограничения свободы и запрета на профессию за смерть 10-месячной девочки из-за обезвоживания при ротавирусе.

Родители ребенка и следствие настаивали на том, что врач перепутала инфекцию с расстройством кишечника из-за прорезавшихся зубов и ошибочно не госпитализировала младенца, не распознав признаков обезвоживания.

По версии педиатра, мать малышки умышленно не рассказала о рвоте и поносе, чтобы не ложиться в больницу – ранее медики уже предлагали ей госпитализацию для лечения девочки и ее брата от анемии, но она отказалась. «Я виновата в том, что я упустила само отношение к ребёнку», – заявила в суде врач.

Есть ли альтернатива новым статьям УК – на чем настаивает Рошаль

Леонид Рошаль называет недопущение введения в уголовное производство понятия «врачебная ошибка» одной из основных задач совместной работы Национальной медицинской палаты и СКР над поправками в УК. Однако в своих предложениях медики идут дальше.

– Мы твёрдо стоим на необходимости декриминализации врачебной деятельности. Может ли далее врач заниматься профессиональной деятельностью, должен решать не суд, а профессиональное врачебное объединение, как это происходит в других странах, – говорится в обращении Леонида Рошаля на сайте Национальной медицинской палаты.

По его мнению, медики должны подвергаться уголовному преследованию, лишь при «комиссионно доказанных умышленных и (или) систематических действиях его (их), приводящих к смерти или инвалидности людей.

Это вопиющие случаи, в мировой истории таких немало: умерщвление психически больных, эвтаназии, поставленные на поток и прочие».

Леонид Рошаль подчеркнул, что предложенные СКР формулировки новых статей УК носят промежуточный характер и будут дорабатываться.

Александр Саверский

Президент общественной организации «Лига защитников пациентов» Александр Саверский в обращении к главе СКР Александру Бастрыкину и вовсе призвал перевести профессиональные нарушения врачей из уголовных преступлений в разряд административных правонарушений.

По его мнению, это «снимет ореол преступности с профессии врача, облегчит саму ответственность, позволит признавать свою вину без страха оказаться за решеткой, позволит отрасли признавать свои ошибки, анализировать их и исправлять, позволит лишать права заниматься медицинской деятельностью тех врачей, кто профессионально непригоден».

Источник: https://www.pravmir.ru/sledstvie-vedut-protiv-medikov-zachem-nuzhnyi-meditsinskie-stati-v-uk/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.